Общение с растениями - Практика интуитивного взаимодействия с растениями

Интервью с Pretea Zaripova

Яна: ‒ Хочу спросить тебя прежде всего про чай: ведь чай – это же в каком-то смысле общение с растением. Расскажи, как ты это чувствуешь? Что для тебя чайная церемония в слое общения с чаем?

Pretea: ‒ Чайная церемония – это, в первую очередь, возможность уделить время себе, как-то остановиться. И чай, в зависимости от обработки, оказывает разное действие.

PreTEA — мульти-чайный мастер, привезла в Россию пустынную и марокканскую чайные церемонии. То, что она делает, — это не совсем чайная церемония, как принято понимать, это не следование жестким чайным канонам. Со всем вниманием к чаю, это — творческий процесс создания такого глубокого и любящего пространства Тишины, окунувшись в которое каждый выходит немного изменившимся…. (https://vk.com/teashaman)
wxynUUIcQWI

Фотограф — Ольга Отто, вот ссылка на ее группу https://vk.com/club68345698

Яна: ‒ А для тебя лично как? Что любимое? К каким состояниям какого чая ты обращаешься?

Pretea: ‒ Зелёный чай, когда хочется свежести и ясности. Он немного охлаждает. Пуэр и тёмные чаи – это энергия земная, земляная, когда нужно успокоиться или, наоборот, очень-очень взбодриться. Светлые чаи – это какая-то лёгкость, воздушность. Улуны – это что-то очень социальное, как мне кажется. Их почему-то очень сложно пить одному. Можно, но просится пить в компании. А вот какие-нибудь тонкие чаи типа Лу Цзина – это только для одного, только для себя. Но бывает и такое, что чай – один и тот же, но в разных состояниях просится что-то странное другое. Например, обычно я не очень люблю пить пуэр по утрам, но иногда раз – и хочется утром пуэра.

Яна: ‒ Иногда утро без пуэра просто не начинается. (смеёмся)

Фотограф - Виктория Филатова

Фотограф — Виктория Филатова, https://vk.com/id814128

Pretea: ‒ А сейчас я вообще решила немного отойти от чая. Я с собой обычно чайничек вожу, маленький-маленький, во все путешествия раньше брала, а теперь думаю отойти от этого и найти какое-то новое качество в себе, а то у меня создался такой образ Прити – чайного мастера, и больше ничего не видно, а мне иногда не хочется чая, особенно когда я случайно голодаю и мне вообще неохота пить чай. Он какое-то неприятное ощущение внутри создаёт. Тут я вообще без чая. Но мне так захотелось чая! И я пью, знаешь, что? Вырежи это. Горячий-горячий “Lipton” из пакетиков! (смеёмся) И я так рада, что не взяла с собой пуэр и смогла распробовать “Lipton”… (смеёмся)

Яна: ‒ Я сохраню это! Уж прости… (смеёмся)

Pretea: ‒ Такое интересное состояние сейчас внутри… Я простыла немножко от этих кондиционеров везде в Бангкоке, у меня внутри слизь такая… Хочется там прогревать, там горячо должно быть. А сверху я обгорела, и хочется холода. Очень интересное совмещение, и чай помогает. А всё, что эвкалиптовое, мятное, — оно сверху ложится. И они встречаются: холод и жар.

Яна: ‒ А ты чувствуешь на чайных церемониях, что растение присутствует и что-то делает само?

Pretea: ‒ Оооо, даааааа. Много всяких историй было. Оно как гид. При этом, если с растением близко-близко познакомиться, что можно выявить закономерности и потом это использовать.

Яна: ‒ Например?

Pretea: ‒ Был у меня такой тегуаниньчик, который работал на любовь. То есть, если нужно было кого-то помирить или love story какую-нибудь создать, то я поила этим чаёчком людей! А бывает, что приходят очень серьёзные дяденьки и тётеньки. И у меня был такой пуэр, который всех смешил. Что ещё? (пауза) Было так много всяких чайных историй, что я возьму на себе заметочку и напишу тебе потом. Мне пишется лучше, чем говорится.

Яна: ‒ Есть ли какой-нибудь особенный чай, встречи с которым ты ждёшь?

Фотография - Саша Рысик

Фотография — Саша Рысик https://vk.com/dimasasharisik

Pretea: ‒ Я не то чтобы жду, но я буду рада встрече, если где-то попадётся свежий Лу цзин. Если я где-то увижу, что человек пьёт этот Лу цзин, то мне сразу станет всё понятно. (смеётся) Здесь он особенно вспоминается, и по этой жаре он был бы очень кстати. (пауза) Я жду встречи с чаями на их родине. Я путешествую, и мне хочется познать их там, где они родились, где пить чай – это нормально для людей, где это не церемония. Мне хочется в Латинскую Америку, чтобы понять, как сами индейцы пьют матэ. Я вижу это повсюду, я вижу связь, но не могу поверить этому на слово, если это не человек, который с рождения пьёт матэ. А в Таиланде, кажется, вообще чая нет. Пьют какой-то холодный, со льдом.

Яна:  — Когда я училась чаю, мой учитель говорил мне, что китайская чайная церемония – это просто люди, собравшиеся попить чай. И это не японская чайная церемония с кучей формальностей, где, если недоповернул чашечку – это позор, а это просто люди собрались попить чай, и они могут разговаривать, заниматься своими делами, смотреть в облака, а чай – это как ещё один собеседник. И мне эта история нравится. Просто люди собрались попить чай. Особенно, если чай пьют методом пролива. Гун фу ча всё же требует больше внимания.

«Я жду встречи с чаями на их родине. Я путешествую, и мне хочется познать их там, где они родились, где пить чай – это нормально для людей, где это не церемония.» (Pretea Zaripova)

Pretea: ‒ Я стала по-другому относиться к методу пролива, оказавшись в Китае. Я видела, как они пьют чай там. Проще стала относиться. На чайной церемонии мне всегда кажется, что меня не хватает. Что если взять чашечки, чабань, чай и меня – то это как будто не церемония совсем. А после Китая у меня возникло большое облегчение. В этом-то и мастерство: в простоте есть всё. И я как-то этим прониклась и потом перестала украшать зал. А одно время даже бахвальски относилась к чайной церемонии, а потом это уравновесилось: я не очень парилась и одновременно делала это качественно.

Яна: ‒ Здорово!

Pretea: ‒ Я начинала с того, что проводила церемонии в клубе. Это было за donation. Было объявление, и кто-то мог прийти, а могли и не прийти. И я там такое наводила в зале! Сложно объяснить, как менялось пространство. Я находила где-то по 12 зеркал, ставила вокруг, чтобы в отражения пить… Представляешь? Это такой простой пример. Или я вешала огромные полотна, ставила за ними вентилятор, на них я проецировала изображение льющегося водопада… И было несколько пространств входа, когда гости приходят, готовятся, раздеваются, смотрят выставку чайников, фотографий, а потом они входят в комнату чайной церемонии, и там уже что-то другое. И вот представляешь – каждый раз так делать и не знать, придут люди или не придут! А бывало, что и не приходили. Но потом я поняла, что это тоже классно – самой побыть в этом и пить чай. Как хорошо, что никого нет! (смеёмся) Если кто-то придёт – хорошо. Если никого нет – тоже хорошо. Такая мудрость чайная меня настигла.

 

Яна: ‒ Кажется, вопросы про чай я задала. Попробую позадавать другие. Какие у тебя гидролаты есть? Напомни, пожалуйста.

Pretea: ‒ У меня уже нет никаких: я оставила их своему другу шаману.И попросила тоже написать отчёт. А было 8 или 9 штук. Дай-ка вспомнить. Корица, уд, янтарь, сосна, пихта, таволга, алыча, мята.

Яна: ‒ Как радуется корица?

Pretea: ‒ Да вот так, наверное. (смеётся) То есть, варианта, то она не радуется, нет.

Яна: ‒ А что она ещё делает?

Pretea: ‒ Здесь, кстати, любят корицу в Таиланде. Корица очищает. Её грызут, чтобы почистить внутри всё.

Яна: ‒ А что она выгоняет из организма?

Pretea: ‒ Чуждые микроорганизмы, какую-то гадость, чуждые установки, цели, мысли. Всё, что не твоё. Корица… матерится изысканно. А есть такие, типа полыни, которые конкретные. Корица – она такая, (высоким голосом) «хо-хо-хо, тю-тю-тю»… (смеётся)

Яна: ‒ А полынь у тебя тоже была?

Pretea: ‒ Нет, полыни у меня не было, но она много где растёт, и я её знаю.

Яна: ‒ А в какие моменты ты созвучна по ощущению, настроению с полынью?

Pretea: ‒ Ооо, в праведном гневе.

Яна: ‒ Мне сложно тебя в этом представить!

Pretea: ‒ Это сила, которая внутренне не твоя. Такой поток… схожий, как мне кажется, с богиней Кали, который разрушает всё, что не является божественной любовью. Всё. Вот это полынь.

Яна: ‒ Уд. Про что для тебя уд?

Pretea: ‒ Я вспоминаю, как я его использовала в церемонии, в какие моменты, потому что в гидролатах я его и встретила первый раз. Я причём уверена, что, когда я была в Индии, я его тоже встречала. Ой! Смотри, кто пришёл. (показывает, что пришёл пёс)

Яна: ‒ Ой! Здравствуй, дружок.

Pretea: ‒ Он тоже хочет участвовать в обсуждении. В общем, уд – это 100% Индия. А Индия – это трансформация и возможность общения с духами, сущностями, мастерами, гуру.

Яна: ‒ Он кого-нибудь любит?

Pretea: ‒ Я как будто тест прохожу. Там есть правильные ответы? (смеётся) Любит ли кого-нибудь уд? Мне кажется, они с корицей как-то в паре, по соседству. Корица очищает, а уд – наполняет. Тем, что дают мастера. Мастер в тебе, само собой. Не какой-нибудь мастер на вершине горы.

«Сосна – это свежесть, надежда, тонкость, звонкость. Я вообще среди сосен росла на севере, так что это то, что я видела вокруг. Звонкость, тонкость, надежда.» (Pretea Zaripova)

Яна: ‒ Сосна и янтарь. Про что они для тебя?

Pretea: ‒ Слушай, ты их очень правильно вместе назвала, потому что янтарь – это сосновая смола, но какого-то древнего вида смола. Они очень похожи по запаху, состоянию. Сосна – это свежесть, надежда, тонкость, звонкость. Я вообще среди сосен росла на севере, так что это то, что я видела вокруг. Звонкость, тонкость, надежда.

Яна: ‒ Если бы сосна была человеком, то какое у неё было бы дело жизни любимое?

Pretea: ‒ Я думаю, целительство. И баня. Сосна как ничто другое очень круто заходит в бане. Прямо просится. Сосна и пихта.

Речь идет о гидролате полыни

Речь идет о гидролате пихты irii

Яна: ‒ А чем они отличаются для тебя?

Pretea: ‒ Там очень тонкое различие. Я одно время их путала даже. Но из всех гидролатов первой у меня закончилась баночка пихты. Кажется, она единственная у меня и закончилась. Я просто выливала её на себя. Чем они отличаются? Пихта – какая-то более социальная, а сосна – более отстранённая. Сосну надо понять. Пихта – как собака, открытая. А сосна – как кошка, к которой ещё подход нужен.

Яна: ‒ А когда ты много опрыскивала себя пихтой, в какое состояние ты входила и с каким настроением шла дальше в мир что-то делать? Или не шла в мир?

Pretea: ‒ Я читала описание пихты –твоё или Ирино, ‒ и оно мне абсолютно откликается. Ты свободен и любим. Ты свободен и любим жизнью. Абсолютно так. Именно это мне тогда нужно было в Москве – спокойствие, что всё будет хорошо, как бы ни казалось. Потому что ты любим жизнью и свободен. Даже если кажется, что всё не так поворачивается, то это высшее проявление любви к тебе от жизни. И пихта об этом напоминала. Мне это очень нужно было. Поэтому она кончилась вся.

Яна: ‒ Спасибо, что поделилась!

Pretea: ‒ У меня, кажется, была история с пихтой. Или с каким-то другим хвойным деревом. Не уверена. Когда-то давным-давно я побывала в Смоленске, поехала погулять в лес. Тогда я ещё, как обычные люди, планировала всё заранее, смотрела в интернете, ехала по карте, но всё равно попадала, куда нужно. Я попала в какую-то усадьбу или дворец, куда все едут, и просто гуляла вокруг. И вдруг зашла в какое-то очень странное место – прошла по мосту и попала на какую-то полянку, где росли хвойные. Я попробовала там кусочек смолы. И он был сладкий и молочный. Я подумала: фу, какие негодяи люди, прилепили туда жвачку! И выплюнула. Цвет у смолы был розовато-белый. А потом я попробовала ещё капельку смолы, клубнично-молочного вкуса, и подумала: ничего себе! Жвачка с клубничным вкусом на дереве! Может быть, там вода какая-то особенная была? Вкус смолы очень зависит от грунтовых вод, на которых дерево растёт. Вот такая смола была. Удивительное для меня открытие, что она со вкусом клубники.

Речь идет о гидролате алычи irii

Речь идет о гидролате алычи irii

Яна: ‒ А алыча?

Pretea: ‒ О, алыча. Она, кажется, у меня тоже кончилась наполовину. Она для меня про беззаветность, лёгкость какую-то наивную, детскую. И когда это совпадало с музыкой, а чай был чуть сладковатый, я её распространяла в воздухе. Игривость, наивность, девочковость. Ощущение лета, лагеря, детства, бесконечного времени, радости и игры во всё. Вот это алыча. И цветов, полей цветов.

 

Яна: ‒ Давай теперь к травам. Деревья вроде бы обсудили. Травы. Таволга, мята. Есть ли у тебя какое-нибудь особенное ощущение, что есть деревья, которые могут вот так для тебя себя вести, а есть травы, которые могут вести себя как-то по-другому?

Pretea: ‒ Разницу чувствую, конечно. Деревья – более древние. С ними общение, как на социальном уровне с бабушками, с дедушками, с отцом, с матерью, с родителями. А травами – бывает такое, что я вижу какие-то маленькие отросточки, и у меня вырываются такие слова, которые бывают, когда вижу грудного ребёночка: «Усипакалясятипука» Такая тарабарщина, сюси-пуси. Когда травы вижу, вот такое вырывается, потому что они такие маленькие, хрупкие и такие хорошенькие! У меня такое происходят, когда я щенят вижу: что-то маленькое, хрупкое, чистое. Вот с травами так. А деревья когда я вижу, у меня вырывается такое серьёзное: «Здрасьте. Здрасьте. Позвольте вас обнять». С травами больше на «ты», как-то по-свойски.

Яна: ‒ Да, они однолетки часто. Мы их постарше.

Pretea: ‒ Они обновляются чаще, у них возраст меньше, видимо. А деревья больше видели, им особенно ничего не надо. А травы иногда как будто просятся. Например, иногда я иду, и хочется мне что-то сорвать. Я не понимаю, зачем. Мне этот цветок не нужен. А он как будто переместиться хочет. А потом раз – и бросаю или теряю. И думаю: во, блин, я работаю! Перевозчиком каким-то. Или бывает такое, что растения говорят: «Съешь меня», ‒ а потом у человека понос. Таким образом они перемещаются: у них ног нет же. Выходят из положения.

Яна: ‒ Мята. Про что для тебя мята?

Pretea: ‒ Оооо, мята. Мята – это очень женская энергия, мягкая, нежная. Но если с ней переборщить, то она может охладить.

Яна: ‒ Если бы мята была женщиной, то зачем к ней бы приходили?

«Например, иногда я иду, и хочется мне что-то сорвать. Я не понимаю, зачем. Мне этот цветок не нужен. А он как будто переместиться хочет. А потом раз – и бросаю или теряю. И думаю: во, блин, я работаю! Перевозчиком каким-то. Или бывает такое, что растения говорят: «Съешь меня», ‒ а потом у человека понос. Таким образом они перемещаются: у них ног нет же. Выходят из положения.» (Pretea Zaripova)

Pretea: ‒ За советом.

Яна: ‒ На какую тему?

Pretea: ‒ Мне кажется, что про какие-то женские штуки, про отношения.

Яна: ‒ То есть, женщины бы приходили?

Pretea: ‒ Да, к мяте тянутся женщины, в первую очередь, и мужчины, которым не хватает каких-то женских качеств.

Яна: ‒ А мой образ про мяту – это женщина, которая перевязывает раны израненного мужчины. Место отдохновения, ласки, заботы.

Pretea: ‒ Первая моя мысль тоже была про лечение, целительство, но мята ‒ не явный целитель. Она будет исцелять под видом чего-то другого, как бы между делом, хотя на самом деле это главное.

Яна: ‒ А таволга?

Речь идет о гидролате таволги irii

Речь идет о гидролате таволги irii

Pretea: ‒ С таволгой было интересно, потому что изначально она вызвала у меня реакцию отторжения. Очень неприятным запах показался. Такое бывает, когда действительно это растение-то и нужно. Просто его нужно по чуть-чуть применять, чтобы то, что там не хочет, было потихонечку прочищено. И я совсем по-другому на таволгу посмотрела, когда в доме, где я жила, девочка увидела гидролаты и воскликнула: «О, таволга!» ‒ и побрызгала в воду и стала пить. Боже мой, это можно пить! И я подумала: ой, надо же. Я стала тоже по чуть-чуть, по чуть-чуть употреблять воду с таволгой и очень прониклась этим растением. Уважением к нему. И что-то действительно произошло, потому что это растение стало мне нравиться. Но так как таволга показалась мне опасной почему-то, на церемониях я её ни разу и не применяла.

Яна: ‒ А что произошло? Что изменилось?

Pretea: ‒ У меня сложилось ощущение, что таволга просто сбила какие-то жёсткие конструкции внутри, которые мешали свободному течению, она проще меня сделала, типа «Что ты вообще? Давай уже будь без всяких этих понтов. Просто будь, ну что ты». Вот такое послание от неё. Простое, деревенское, любящее в то же время. Любовь у таволги не такая, как у мяты. Любовь таволги похожа на отцовскую: она проявляется в каких-то глубинных действиях, и поначалу может казаться, что она очень резкая. Как и любовь отца, она может быть незаметна, но она приземлённая, конкретная, вперёд идущая. Если мать любит быть в каждом моменте, то отец как бы в будущее тебя несёт – более глубокими, продолжительными и медленными действиями, поступками.

Яна: ‒ Пожалуй, на этом мои вопросы иссякли! Спасибо тебе за ответы.

Скайп Москва — Тайланд, апрель 2016 года.

Комментировать

Your email address will not be published.

Вы можете использовать некоторые html тэги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>